ГлавнаяПресс-ЦентрПубликации

3D-бизнес: «печать» в новом измерении, часть 1

Скачать pff

Остальные части публикации:

Часть1:
ИТ-рынок в классическом его понимании переживает непростые времена. Один из способов «остаться на плаву» для его участников — обратить внимание на «смежные» рынки. Наверное, уже никого не удивляет, что ИТ-компании активно занимаются продажей бытовой техники и электроники. Конвергенция продуктов приводит к конвергенции каналов продаж.

В последнее время бурный рост наблюдается на рынке оборудования для 3D-печати. Эксперты предрекают «великое будущее» этому направлению и даже утверждают, что 3D-печать произведет настоящую революцию во многих отраслях производства.

Пересекается ли этот рынок с ИТ? Да и вообще — что он из себя представляет?

IT or not IT?

Можно ли отнести 3D-принтер к ИТ-продуктам? По мнению Исмаила Белова, эксперта J’son&Partners Consulting, в шутку на этот вопрос можно ответить так: «Он является ИТ-продуктом в той же мере, в какой им является станок с ЧПУ». «Если серьезно, то пример с 3D-принтерами является наглядной демонстрацией того, как происходит трансформация парадигмы одного и того же товара с течением времени, — добавляет он. — Для 3D-принтеров эту трансформацию можно выразить словами „печать-прототипирование-аддитивное производство“. Действительно, сейчас уже мало кто скажет, что 3D-принтер „печатает“, хотя по инерции его по-прежнему называют „принтером“».

Как отмечает Алексей Плотников, директор по маркетингу компании «Xerox Евразия», самостоятельно 3D-принтеры и 3D-сканеры ничего не вычисляют, не формируют виртуальной реальности и с этой точки зрения не могут быть отнесены к ИТ-продуктам. «Но, с другой стороны, эти системы являются шлюзом между физическим („предметным“) и электронным „мирами“, причем на „электронной“ стороне шлюза должен обязательно находиться ИТ-продукт (компьютер, сервер, „облако“ и т. п.), — добавляет он. — Кроме того, в каждом таком устройстве применяется немало разработок из области „высоких технологий“, то есть ИТ. Поэтому, на мой взгляд, 3D-принтеры и 3D-сканеры должны быть отнесены к группе продуктов „ИТ-периферийные устройства“». Кроме того, Алексей Плотников отметил, что Xerox считает этот рынок весьма перспективным, и сообщил, что компания рассматривает возможность выхода на него.

Сергей Лебедев, директор по маркетингу компании «ОКИ Системс Рус», убежден, что «столь сложные устройства, напрямую взаимодействующие с компьютером, являются продуктом информационных технологий». Вместе с тем он сообщил, что «на сегодняшний день Oki не рассматривает перспективы выхода на рынок 3D печати»: «Наша компания акцентируется на создании решений для офисов, предлагая рынку высокотехнологичные изделия, отвечающие запросам современных офисов с большим объемом печатной документации. Для этого типа клиентов необходимости в печати 3D-изделий нет».

Представители многих вендоров, работающих на рынке «традиционных» устройств печати, предпочли вообще не комментировать ситуацию на «смежном» рынке. «Мы не комментируем вопросы, связанные с 3D-печатью, — ответил один из них. — Это настолько отличная от классической печати технология, что наши специалисты разбираются в ней примерно так же, как производители смартфонов или проекторов. И никакой экспертной ценности для читателей их комментарии в этом случае представлять не будут».

Вместе с тем некоторые другие известные производители устройств печати обращают пристальное внимание и на этот рынок.

Компания НР занялась 3D-принтерами еще в начале 2010 г., заключив ОЕМ-соглашение с фирмой Stratasys на их производство под маркой НР DesignJet 3D. Эти недешевые новинки продавались лишь в пяти европейских странах, однако партнерство завершилось в 2012 г. В прошлом году было объявлено, что НР хочет стать самостоятельным игроком на этом рынке. «Мы в восторге от 3D-печати, — заявила генеральный директор HP Мег Уитман на Canalys Channels Forum в Бангкоке. — И хотим стать лидером этого бизнеса. В лабораториях HP ведется работа в этой области». По информации от EE Times, глава НР заявила, что в середине 2014 г. компания выпустит на рынок 3D-принтеры промышленного и потребительского класса. По ее словам, в ближайшие пару лет это направление будет «пребывать в зачаточном состоянии», но в долгосрочной перспективе оно раскроет свой потенциал. «На данный момент разработка 3D-принтера — это одна из приоритетных задач HP labs», — сказала Уитман. Предполагается, что новые устройства НР в первую очередь будут ориентированы на СМБ, в частности на небольшие салоны 3D-печати, изготавливающие изделия на заказ.

В начале этого года на выставке CES в Лас-Вегасе президент Epson Минору Усуи заявил, что компания также планирует выйти на рынок с собственным 3D-принтером. Он считает, что это устройство должно быть универсальным и печатать «все что угодно» с микронной точностью, а разработка такого индустриального 3D-принтера может занять до пяти лет.

Интерес к 3D-печати проявляют не только производители «обычных» печатных устройств. Как сообщает газета The Wall Street Journal, корпорация Apple рассматривает возможность приобретения компании, работающей в этом сегменте. Не исключено, что Apple стремится «взять на себя» производство аксессуаров к своим продуктам (в частности — чехлов для iPhone и iPad), причем, возможно, «печататься» они будут по индивидуальным заказам. А Dell заказала аж 5 тыс. 3D-принтеров у польской компании Zortrax. Если учесть, что аналитики Gartner оценивают общий объем этого рынка в 2013 г. в 56,5 тыс. 3D-принтеров, то заказ Dell «тянет» почти на 10%. Сообщается, что эти 3D-принтеры будут отправлены в офисы Dell в Центральной и Восточной Азии. Кроме того, зимой стало известно, что Dell заключила партнерское соглашение с компанией MakerBot. 3D-принтеры и 3D сканеры Replicator, выпускающиеся MakerBot, будут продаваться через сайт Dell (как минимум в США). Согласно условиям соглашения, аппараты MakerBot станут единственными подобными предложениями Dell.

По мнению Олега Захарченко, менеджера по развитию бизнеса компании «Марвел-Дистрибуция», «3D-печать — один из самых инновационных ИТ-продуктов, интерес к которому растет день ото дня».

С этим соглашается и Андрей Блинов, коммерческий директор компании ТЕКО: «Интерес ИТ-компаний, таких как НР и Konica Minolta, лишний раз подтверждает это. Как правило, происходит „вливание“ нишевого сегмента в ИТ-рынок (примеры: фотоаппараты, проекционный бизнес, телевидение, телефоны)».

«В принципе, это совершенно новый сегмент на стыке химии, физики, станкостроения, программирования. Но частично это и ИТ-сегмент, т. к. для разработки некоторых 3D-принтеров используются сложные системы автоматического проектирования, — считает Дмитрий Купцов, вице-президент компании OCS Distribution. — Сейчас эти продукты в основном разрабатываются научными коллективами различных университетов, молодыми нишевыми компаниями. Крупные производители печатной техники пока лишь заявляют о своем интересе к 3D-печати. Однако мы понимаем, что их исследовательский потенциал и финансовые возможности могут изменить текущую ситуацию и сделать 3D-принтер массовым ИТ-продуктом».

В 13 магазинах сети бытовой техники и электроники Media Markt 3D-принтеры начали продаваться осенью прошлого года. «Мы относим 3D-принтеры к отдельной категории — так решили в нашем европейском офисе. Специфика аппаратов не дает возможности отнести эти продукты к какой-то из уже существующих категорий», — говорит Анна Трофимова, руководитель PR-отдела сети Media Markt.

Поставка 3D-оборудования в сеть Media Markt, а также в другие крупные розничные сети («М.Видео», «Юлмарт») осуществляется через компанию SIU System, специализирующуюся на его дистрибуции.

«Если к ИТ-продуктам относить системы обработки и создания данных, то в некоторой мере 3D-принтеры принадлежат указанной группе. Но мы предпочитаем не объединять их ни с одним из существующих иных типов товаров, — говорит Ашхен Овсепян, генеральный директор SIU System. — Прежде всего 3D-принтеры делятся на персональные, профессиональные и промышленные. Несмотря на общее название, они сильно отличаются, и даже при очень большом желании профессиональные и промышленные машины крайне тяжело отнести к ИТ». По ее словам, «с философской точки зрения идея 3D-принтеров и технология их работы кардинально отличаются от всего, известного ранее»: «Послойное создание объекта — ключ к изделиям будущего».

«В нашем понимании 3D-принтеры сегодня образуют свою собственную категорию. Она так и называется — „3D-принтеры“», — говорит Ильдар Мукминов, сооснователь и коммерческий директор компании ABS3D.RU (Казань).

«Если отталкиваться от того, кто у нас покупает 3D-принтеры и 3D-сканеры, то эти аппараты можно считать „оборудованием для бизнеса“. Я бы не относил 3D-технику к ИТ-технологиям, поскольку она не связана напрямую с обработкой и хранением информации», — считает Василий Киселев, сооснователь и директор по развитию компании Print3DSpb.

По мнению Александра Корнвейца, генерального директора компании «Цветной Мир», это оборудование стоит разделить на две товарные группы — 3D-принтеры и 3D-сканеры. «3D-сканеры — на 100% ИТ-продукт, со всеми потребительскими свойствами любых других ИТ-продуктов, например такими, как обычный сканер документов. Его особенностью является только „сверхнишевая“ сфера применения, — считает он. — Что же касается 3D-принтера, то этот продукт сегодня скорее можно отнести к ЧПУ-станку, чем к обычному принтеру. Хотя в том, что относится к ПО, его можно считать ИТ-продуктом, т. к. при создании моделей используются вполне привычные приложения, например продукты Autodesk».

Похожую точку зрения высказывает и Иван Лаптев, руководитель интернет-магазина 3Dquality: «Принтер — это просто „железка“ без программного обеспечения, которая управляет печатью модели и, безусловно, является ИT-продуктом. Очевидно, что одно из направлений развития отрасли — это разработка более совершенных программ печати».

А Максим Анисимов, исполнительный директор компании PICASO 3D, уверен, что персональный 3D-принтер вполне можно рассматривать как ИТ-продукт: «Без взаимодействия с компьютером он пока не способен функционировать полноценно. Сначала с помощью программ моделирования создаются данные, представляемые в виде цифровой 3D-модели, затем пользователь обрабатывает модель специализированным ПО, создавая код для печати. На основе полученного кода принтер создает физический объект».

«3D-принтеры работают с компьютерными данными: 3D-моделями, созданными с помощью специального ПО, или данными, полученными в результате оцифровки реального физического объекта с помощью 3D-сканера. Если под ИТ-продуктом понимать некое решение, созданное с помощью вычислительной техники, то, безусловно, создание моделей с помощью 3D-принтера можно отнести к ИТ-технологиям, — считает Татьяна Вороновская, директор по развитию бизнеса компании 3D-Format. — На сегодняшний день уже существует определенная стандартизация форматов данных, которые понимают 3D-принтеры, а программы моделирования позволяют экспортировать и сохранять данные в этих форматах».

По мнению Николая Губина, генерального директора компании «Центр 3Д технологий» (Томск), 3D-принтер, даже в самом простом своем исполнении, был и остается, по своей сути, достаточно специализированным производственным оборудованием: «В этом плане мы не склонны разделять энтузиазм продавцов, которые уверены, что „3D-принтер в каждом доме — дело решенное. Ответ на вопрос, можно ли отнести его к ИТ-продуктам, напрямую зависит от трактовки самого понятия информационных технологий. Тем не менее мы согласны с утверждением, что сегодняшний несомненный прогресс в этой области стал возможен именно благодаря ИТ».

Мал, да перспективен...

Составить общее впечатление об объеме и динамике рынка оборудования 3D-печати непросто, причем это относится не только к российскому рынку, но и к мировому. 3D-принтеры могут быть как «персональными», так и профессиональными и промышленными. И если проводить аналогию с «обычными» устройствами печати, то вряд ли можно ожидать, что персональные принтеры будут «посчитаны» заодно с тяжелым полиграфическим оборудованием. Аналитики сходятся в одном — рынок оборудования 3D-печати будет стремительно развиваться.

Так, по прогнозам IDC, к 2017 г. поставки 3D-принтеров вырастут в десять раз по сравнению с 2012 г., а общий доход от их продаж увеличится в два с лишним раза. По мнению аналитиков, в ближайшие годы объем рынка в деньгах ежегодно будет прибавлять в среднем 29%, а поставки этого оборудования «в штуках» — 59%.

Ранее аналитики Gartner оценили мировой объем поставок 3D-принтеров (ценой ниже 100 тыс. долл.) в 2013 г. в 56,5 тыс. штук. Это на 49% больше, чем в 2012 г. Ожидается, что в этом году объем поставок вырастет на 75% и превысит 98 тыс. 3D-принтеров. В 2015 г., по прогнозам Gartner, объем поставок удвоится.

По оценке Gartner, в прошлом году «частные» потребители приобрели 3D-принтеры почти на 87 млн. долл., а «корпоративные заказчики» — на 325 млн. долл. Таким образом, по мнению аналитиков, объем мирового рынка в 2013 г. составил 412 млн. долл., что на 43% превышает показатели 2012 г. В этом году, по прогнозам Gartner, объем рынка увеличится до 669 млн. долл., из которых 133 млн. долл. придется на долю «потребителей» и 536 млн. долл. — на корпоративные поставки.

В прошлом году консалтинговая компания McKinsey включила 3D-печать в перечень 12 технологий, способных оказать определяющее влияние на глобальную экономику. А в последнем выпуске ежеквартального обозрения McKinsey Quarterly эксперты прогнозируют, что экономический эффект от широкого внедрения 3D-принтеров в производственных компаниях к 2025 г. в мировом масштабе может достичь 550 млрд. долл. По прогнозам McKinsey, использование 3D-принтеров позволит существенно сократить время производства устройств и прототипов, что ускорит срок их вывода на рынок, позволит быстрее получить отзывы пользователей и оптимизировать продукты в соответствии с потребительским спросом.

Исмаил Белов приводит оценку аналитического агентства Markets&Markets: «Мировой объем рынка трехмерной печати в данный момент довольно невелик — по сути, это нишевой рынок. Однако, по прогнозам аналитиков, его ожидает бурный и стремительный рост в среднем за год почти на 25%, что означает, что к 2020 г. объем рынка вырастет в пять раз. Если взять те области производства, где трехмерная печать наиболее востребована, — а это, по мнению Markets&Markets, прежде всего аэрокосмическая область и здравоохранение, — то здесь рост вдвое, а то и втрое превысит средний по рынку. Это связано как со снижением цен на сами принтеры, материалы и поддержку, так и с повышением точности воспроизводства, что и позволит провести третью стадию трансформации и перейти от прототипирования к реальному производству on-demand».

Данные аналитиков об объеме российского рынка 3D-принтеров в открытом доступе найти практически невозможно. Как сообщают СМИ, по оценке аналитической компании Research.Techart, в 2013 г. объем мирового рынка 3D-принтеров должен был превысить 2,4 млрд. долл., а российский приблизится к отметке 350 млн. руб. (0,45% мирового). К 2017 г., по прогнозам аналитиков, объем российского рынка превысит 600 млн. руб., а мирового — 4,7 млрд. долл. Таким образом российский рынок будет развиваться медленнее мирового, и через три года его доля составит около 0,4%.

У представителей компании «Xerox Евразия» эти показатели не вызывают возражений. «Аналитическая компания Research.Techarh оценивает емкость российского рынка примерно в 10 млн. долл. Похоже, это объективная оценка, но темпы роста и в мире, и в России колоссальные», — говорит Алексей Плотников.

Компания «ОКИ Системс Рус» не оценивала объем этого рынка, поскольку не планирует выходить на него. «Реальные запросы на такие устройства, естественно, есть лишь у компаний, занимающихся разработками сложных технических изделий, где необходимо 3D-моделирование для создания макетов и образцов проектируемых изделий. Таких потребителей у нас в стране скорее тысячи, чем десятки тысяч, — считает Сергей Лебедев. — Но сегодняшний бум связан с выходом на рынок более доступных по цене моделей 3D-принтеров и как следствие, появлением возможности „напечатать“ себе какое-нибудь изделие для домашнего использования. Здесь спрос потенциально большой, но сегодня оценить его едва ли возможно».

В OCS Distribution также отмечают, что определить параметры этого сегмента довольно сложно. «Рынок 3D-печати в России находится в самом начале развития, он будет расти, а вот темпы будут зависеть от разных факторов: совершенствования (надежности) технологий, доступности самих устройств, простоты их использования, доступности и разнообразия материалов, общей экономической ситуации», — говорит Дмитрий Купцов.

Представители компании «Марвел-Дистрибуция» подчеркивают, что 3D-принтеры и 3D-сканеры уже давно используют различные проектные бюро, строительные организации и другие компании, которым требуется объемная визуализация проекта. «Как правило, это высокотехнологичные тяжелые машины. Розничный же сегмент только зарождается. Говорить о рыночных объемах пока не приходится, но все указывает на то, что это направление уже в ближайшем будущем станет весьма крупным, как в денежном, так и количественном измерении, — говорит Олег Захарченко. — Эксперты нашей компании прогнозируют бурный рост продаж 3D-принтеров в момент, когда стоимость устройства упадет ниже психологической планки в 500 долл.».

В компании «ТЕКО» считают, что объем рынка техники для 3D-печати сейчас не превышает нескольких миллионов долларов в год при стоимости устройств от нескольких тысяч до десятков тысяч долларов.

Большинство компаний, специализирующихся на продаже 3D-принтеров, не могут оценить объем и динамику этого рынка. Однако есть и исключения.

«Компания „Цветной Мир“ занимается продажей 3D-принтеров и 3D-сканеров, причем в условной категории до 5 тыс. долл. По моей экспертной оценке, рынок таких устройств составляет порядка 500 штук в месяц, а в денежном выражении — около 1,5 млн. долл.», — говорит Александр Корнвейц.

В компании ABS3D.RU утверждают, что «по сравнению с началом 2013 г. спрос на эту продукцию вырос примерно в три раза». «Оценить реальный объем рынка мы можем только по косвенным показателям. К примеру, есть данные по объемам импорта и производства внутри страны, — говорит Ильдар Мукминов. — На наш взгляд, совокупный объем рынка 3D-принтеров (как персональных, так и профессиональных) в 2013 г. не превысил 20 млн. долл., а в месяц по России продавалось не более 200 „персональных“ машин».

В компании PICASO 3D также утверждают, что спрос растет. «Потребители активно интересуются отраслью и готовы вкладывать деньги в оборудование, причем не только для использования в личных и рабочих целях, но и для открытия отдельных направлений бизнеса в сфере услуг, связанных с прототипированием на заказ», — говорит Максим Анисимов.

«В целом спрос на эту продукцию в России и СНГ планомерно растет, появляются новые устройства и материалы под нужды разных клиентов. Кроме того, мы активно развиваем „сферу услуг“ и помимо 3D-печати и сканирования предоставляем услуги по обучению персонала компаний, ремонту и сервисному обслуживанию 3D-техники», — говорит Василий Киселев. По его словам, компания Print3DSpb продает «до 40 единиц оборудования в месяц».

В компании iGo3D сообщают, что у них покупают от двух до пяти 3D-принтеров в день. А Елена Еременко, генеральный директор «Агентства 3D-технологий СТИМА», оценивает общие продажи на российском рынке так: не более 150 персональных 3D-принтеров в месяц.

«Динамика однозначно положительная: компания „Центр 3Д-технологий“ в каждом следующем месяце продает больше, чем в предыдущем, но об удовлетворенности говорить все-таки сложно», — утверждает Николай Губин.

По словам Ашхен Овсепян, «максимально четко развитие этого направления можно описать словом „динамика“»: «Сейчас самое время приложить максимум усилий на фоне текущего состояния рынка. Компания SIU System названа самым динамичным дилером 3D SYSTEMS в мире, наши результаты по ряду направлений более чем в три раза превзошли ожидания компании-производителя». Она отмечает, что в России знакомство с технологиями 3D-печати только начинается, но многие конструкторские бюро, институты и другие предприятия уже используют такие принтеры: «В число приоритетных направлений бизнеса SIU System входит, к примеру, интегрирование 3D-печати и сканирования в медицинскую отрасль. К сожалению, на данный момент российские стоматологические клиники все еще отправляют свои макеты для 3D-печати в Европу, что не может не сказываться на скорости работ, объемах затрат и зависимости результата от поставщиков».

Канал глазами ИТ-игроков

Рынок оборудования 3D-печати очень молод. «Большинство компаний, работающих на этом рынке в России, начали продажи 3D-техники не более двух с половиной лет назад. Поводом к открытию дистрибуции служил, как правило, либо заказ на участие в тендере с хорошими шансами выиграть, либо прозорливость руководства, стремившегося войти в рынок на этапе Early adoption и таким образом застолбить себе надежное место на будущее, — считает Исмаил Белов. — Опять же, специфика предметной области такова, что „кто может обслужить — тот и продает“, поэтому брались за такое дело лишь компании с сильным инженерным потенциалом. Ситуация изменится по мере развития инфраструктуры, которое, уверен, не за горами».

По мнению Алексея Плотникова, на начальном, сегодняшнем, этапе развития рынка 3D-печать и сканирование остаются уделом энтузиастов, увлеченных людей, «продвинутых» в своем знании «мира 3D»: «Соответственно и канал продаж такого оборудования должен быть адаптирован к продвижению специфических решений узкому кругу „фанатов“. По мере превращения 3D-печати и сканирования в обыденный, банальный, всем прекрасно понятный элемент инфраструктуры должны подключаться каналы широкой дистрибуции». Он подчеркивает, что компания Xerox давно работает на рынке печатных устройств и знает специфику продаж оборудования разного уровня, от домашних принтеров до тяжелых решений, рассчитанных на миллионные тиражи: «Поэтому наша схема дистрибуции включает и каналы с широким покрытием для продажи устройств потребительского класса, и группу высококлассных специалистов по продаже и поддержке сложных комплексных решений. По нашему мнению, большую часть рынка 3D составляют устройства среднего класса стоимостью до 70 тыс. долл. Их продажа не требует сверхвысокой компетенции в области 3D-печати. Но и узкоспециализированные компании наверняка найдут потребителя своих продуктов и услуг».

«Сегодня рынок только формируется, и на нем отсутствуют „флагманы отрасли“, A-, B- и С-бренды, общепринятые таблицы сравнения параметров различных систем, поэтому значительную часть усилий и ресурсов по продвижению нужно выделять на просветительскую деятельность, — уверен Алексей Плотников. — Взамен „носители знания“ получают шанс на повышенную маржу. В связи с этим рынок компьютерных товаров гораздо более зрелый, понятный, несущий в себе меньше рисков, но и крайне конкурентный, а значит, низкодоходный».

В компании «Xerox Евразия» считают, что и ИТ-компании могут обратить внимание на этот новый рынок. «3D-графика и 3D-проектирование давно и прочно заняли свое место в ИТ-системах различных заказчиков. Появление доступной периферии, позволяющей овеществлять креативные идеи и проектировочные решения (вплоть до мелкосерийного производства), является отличным поводом для участников ИТ-рынка расширить свое сотрудничество с заказчиками за счет нового уникального предложения, — говорит Алексей Плотников. — Тормозит пока незрелость рынка, но в наше время стремительного распространения информации я уверен, что 3D-рынок „созреет“ довольно быстро».

Представители «ОКИ Системс Рус» высказывают противоположную точку зрения. «Как и любое специализированное оборудование, 3D-принтеры должны продаваться через соответствующий канал, — уверен Сергей Лебедев. — Традиционно ИТ-канал занимается поставками компьютерного оборудования для оснащения офисов. А как раз в обычных офисах 3D-принтеры совершенно не нужны». По его мнению, у компаний, решивших выйти на этот рынок, могут возникнуть проблемы из-за малого числа потенциальных клиентов: «Существующая база, с которой работают ИТ-компании, не может стать целевой для продвижения таких устройств. Возможно, лишь частично». Сергей Лебедев считает, что не стоит ожидать «массового» выхода ИТ-компаний на этот рынок из-за отсутствия реального спроса: «Если обычными отпечатками на бумаге пользуются все и повсеместно, а в каких-то случаях без них просто невозможно обойтись (одна только бухгалтерия чего стоит), то 3D-отпечаток действительно нужен лишь очень узкому кругу специалистов в области проектирования. Массового спроса едва ли стоит ожидать, соответственно и уделять особое внимание этому сектору ИТ-компаниям едва ли стоит».

Крупные широкопрофильные ИТ-дистрибьюторы внимательно присматриваются к этому рынку, а некоторые из них уже включают 3D-принтеры в свой продуктовый портфель.

«Сегодня продвижением занимаются в основном специализированные компании. Они могут помочь пользователю в выборе технологии печати, подобрать устройство с необходимым функционалом для решения конкретной задачи, осуществить консультационную и сервисную поддержку, обучение и много всего полезного. Простые варианты этих устройств уже появляются и в интернет-магазинах — а это и есть розничный ИТ-канал», — считает Дмитрий Купцов. Вместе с тем, по словам вице-президента OCS Distribution, «пока проработанных массовых продуктов в этом сегменте нет, рано и говорить об их дистрибуции»: «Сейчас это продукт адресован любителям новинок, и здесь не нужна большая дистрибьюторская машина. Рынка как такового, в классическом понимании, нет. Но он появится и начнет расти». По его мнению, ИТ-дистрибьюторам, если они захотят выйти на этот рынок, прежде всего потребуется вложить средства в инфраструктуру нового направления: «Нужны специалисты по „железу“ и софту, организация поддержки пользователей, гарантия и сервис, склад, логистика и прочее. Но рынок этот мал, и пока непонятно, на какой профит может рассчитывать компания...». Дмитрий Купцов не ожидает, что в нынешней ситуации ИТ-игроки начнут активно работать на этом рынке: «В настоящий момент нет предпосылок для стремительных изменений, препятствие — стагнация в экономике».

Олег Захарченко, напротив, уверен, что оборудование для 3D-печати может продаваться и через ИТ-канал. Более того, по его словам, компания «Марвел-Дистрибуция» уже совсем скоро предложит рынку первую партию «домашних» 3D-принтеров: «На первом этапе это будут скорее „штучные продажи“ с целью изучения конъюнктуры и специфики данного рыночного сегмента». Решение о выходе на этот рынок он объясняет так: «„Марвел-Дистрибуция“ — один из крупнейших широкопрофильных дистрибьюторов в России и СНГ, и этот статус предъявляет определенные требования к нашему предложению, которое должно включать все, что может потребоваться нашим партнерам. А 3D-печать ожидает взрывной рост спроса, а значит — повышенный интерес со стороны партнеров, и этот интерес мы готовы удовлетворить». По мнению Олега Захарченко, продвижение такого рода оборудования не будет иметь принципиальных отличий от работы в других сегментах: «„Стандартный набор трудностей“: низкий спрос, высокая цена, незнание потребителем нового товара. Хочу отметить, что „Марвел-Дистрибуция“ имеет многолетний опыт работы в различных условиях с различными вендорами, поэтому мы в успехе не сомневаемся. Единственный нюанс старта продаж — необходимость популяризации 3D-печати в стране в целом. Я не буду раскрывать всех секретов, скажу лишь, что мы готовимся „показать товар лицом“, буквально „дать его пощупать“ потенциальным покупателям».

В компании MERLION отмечают, что перспективы этого рынка оценить сложно — он только зарождается и крайне медленно «набирает обороты». «Стремительного роста от него мы не ждем и пока не готовы говорить о своем интересе к дистрибуции подобных устройств. И основная причина — отсутствие спроса, — утверждает Михаил Славинский, директор по дистрибуции дивизиона „Широкопрофильная дистрибуция“ компании MERLION. — Ведь так называемые „3D-принтеры для дома“ — это устройства с очень низкой производительностью, распечатывание маленькой объемной фигурки идет в течение нескольких часов, а низкое разрешение печати означает плохое качество изделия. Добавьте к этому высокую стоимость принтера и его владения (расходные материалы и т. п.) и увидите, что шансов прийти в „каждый дом“ у него не много. Если же говорить о более серьезных решениях для профессионального использования, то шанс сформировать и занять новую нишу у промышленного (лабораторного) технологического оборудования есть, но опять же — круг потенциальных потребителей весьма ограничен». По его мнению, развитие рынка в сегменте 3D-печатающей техники возможно только в том случае, если производители смогут предложить более «отточенную» технологию по адекватной цене (в низком ценовом сегменте), и некоторые ИТ-производители уже работают в этом направлении.

По словам Михаила Славинского, «MERLION как дистрибьютор отслеживает тренды в этой товарной группе»: «Мы изучаем спрос, интерес потребителей и, в частности, посредством наших розничных проектов. Так, например, в ассортименте одного из них уже представлены 3D-принтеры».

Речь идет об «электронном дискаунтере» «Ситилинк», в каталоге которого в начале февраля появились две модели 3D-принтера CubeX с одним и двумя экструдерами («печатающими головками»). Эти же модели представлены и в каталоге товаров на сайте дистрибьютора.

Не исключает возможности начать работу на этом рынке и компания «ТЕКО», специализирующаяся на дистрибуции «традиционных» устройств печати и расходных материалов. «Пока это специализированный канал: требуется специальный сервис, гарантийная поддержка. Стандартные ИТ-компании в силу специфики предложения такую поддержку оказать не готовы, — считает Андрей Блинов. — В России мало знатоков конкретных моделей. К примеру, привезя принтер из-за рубежа, вы не найдете специалиста, который подскажет все нюансы и научит работать на нем правильно. Хоть это и несложно, но есть свои нюансы, а каждый производитель делает все по-своему, с индивидуальными особенностями». По его словам, компания «рассматривает возможность» работы на этом рынке: «Мы выйдем на рынок 3D-печати, как только будем уверены, что сможем предложить нашим клиентам качественное решение и тот уровень сервиса, к которому они привыкли. Инновационные изделия хороши в том случае, если удается победить детские болезни „новизны“».

Сеть Media Markt начала продажи домашних 3D-принтеров осенью прошлого года. «Не так давно эта технология была недоступна массовому потребителю. Сегодня есть ряд моделей, которые созданы специально для домашнего использования, — говорит Анна Трофимова. — Мы считаем данный сегмент довольно перспективным, поскольку 3D-принтеры дают массу новых возможностей для творчества, работы и досуга. С учетом скорости развития технологии, через два-три года такие устройства станут более доступными массовой аудитории». По ее словам, «развитие этого перспективного направления только началось: «Сейчас нет особого спроса на эти продукты, они все-таки экзотика. Причина — не самые дешевые и не самые экономичные технологии. Потребность в домашних 3D-принтерах не осознана — потребители еще не понимают, где их можно применять и как их использовать. Нет информации — соответственно нет потребности. Да и представленность на рынке пока достаточно низкая». По мнению Анны Трофимовой, в настоящее время рынок 3D-печати состоит в основном из промышленного оборудования, и используется эта техника с целью прототипирования: «Рынка 3D-принтеров домашнего назначения пока нет». Вместе с тем она отмечает, что сеть Media Markt планирует развивать это направление и намерена расширить линейку за счет продуктов других производителей: «Направление это очень перспективное и наибольшее развитие получит, когда стоимость 3D-принтера станет более или менее приемлемой для потребителей — хотя бы 10 тыс. руб. Технологии со временем дешевеют, в течение нескольких лет они будут адаптированы для массового производства».

Остальные части публикации:

часть 3

Все публикации