ГлавнаяПресс-ЦентрПубликации

Госсектор местного масштаба

Государственные учреждения, организации, органы власти были и остаются одними из основных потребителей ИТ на региональном рынке. С ними работают далеко не все реселлеры, особенно после принятия закона о госзакупках. Однако для зна­чительной части ИТ-компаний такие клиенты важны, поскольку обеспечивают десятки процентов их оборота. Что изменилось в этом сегменте рынка за последнее время? С принятием закона о госзакупках сотрудничество с государственными структурами изменилось в лучшую сторону, стало более конструктивным и прозрачным, считает Ренат Закиров, генеральный директор ГК «ВОЛГА Системс» (Нижний Новгород). «Мы получили доступ ко многим проектам, которые ранее заполучить было трудно из-за забюрократизированной системы. Не скажу, что она стала более прозрачной, но теперь, по крайней мере, есть более-менее четкие процедуры, позволяющие понять правила игры», — говорит Закиров. В целом, по­лагает он, взаимодействие с государственным сектором стало более понятным и формализованным.

По мнению Петра Бауера, заместителя генерального директора по продажам и развитию бизнеса «ЛАНИТ ДВ» (Владивосток), семь лет практики применения 94-ФЗ в целом положительно повлияли на развитие ИТ-рынка Приморского края: появилась возможность участ­вовать в конкурентных торгах, заключать и исполнять контракты, которые изначально доставались исключительно своим, «придворным» поставщикам. ­Бауер вместе с тем отмечает значительное повышение коррупционного «градуса» (использование «заточенных» под конкретного производителя технических заданий с оборудованием эксклюзивной марки). В последний год, подчеркивает он, недобросовестные заказчики этим не ограничиваются, и чтобы облегчить себе жизнь и отчитаться за «освоенные» государственные средства, включают в состав технического задания исключительно поставку оборудования, без детальной проработки тре­бований по настройке, пуско­наладке и проч. В результате госучреждения края получают оборудование «россыпью», из которого невозможно составить работоспособные программно-технические комплексы, считает Бауер.

«В нашей области стало только хуже», — утверждает Константин Рассказов, руководитель группы по работе с гос­сектором компании «АйТек» (Владимир). Накопился негатив, связанный с решениями ФАС, заказчики и проводящие органы стали перестраховываться на этапе допуска продавцов к конкурсам, провоцируя тем самым проблемы на этапе приема заведо­мо несоответствующего товара. В то же время, по мнению Рассказова, клиенты теперь более грамотно подходят к подготовке документации заказов.

Илья Крупин, заместитель генерального директора НПО «САПФИР» (Екатеринбург), ­отмечает, что за последний год изменений к лучшему не произошло. Существенно ужесто­чились требования по обеспечению исполнения госконтрактов, уменьшилось количество способов, которыми можно выполнить эти требования. «С позиции государства, это, наверное, правильно и повышает ответственность поставщиков, — замечает он, — а с точки зрения компании, занимающейся разработкой и не имеющей возможности кредитоваться и получать нормальные банковские гарантии, это крайне усложняет дело». Ведь основных средств у ИТ-компании, как правило, нет, изымать из оборота почти треть денег на обеспечение на долгий срок крайне затруднительно.

Ситуацию поясняет Владимир Шибанов, генеральный директор производственной компании «Аквариус»: если раньше, согласно Федеральному закону № 94-ФЗ от 21.07.2005, в качестве гарантии принимался договор поручительства, который можно было оформить опера­тивно и недорого, то с 23 июля 2012 г. эту возможность убрали. Теперь для заключения государственного контракта остались только два варианта: предоставление безотзывной банковской гарантии или передача в залог денежных средств в размере обеспечения исполнения контракта. Каждый банк имеет определенные лимиты на предоставление банковской гарантии на одно юрлицо, поэтому приходится обращаться в другие банки. При первом обращении банковская проверка отнимает достаточно много времени, можно не успеть предоставить заказчику обеспечение контракта в срок, предусмотренный конкурсной/аукционной документацией.

Владимир Графеев, директор фирмы «НТЦ Галэкс» (Барнаул), не считает, что законодательство о госзакупках запутанное и противоречивое, а контролирующие органы не спешат давать разъяснения. Кроме того, напоминает он, в 2012 г. начали проводиться закупки в соответствии с Федеральным законом от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», извещения размещаются на www.zakupki.gov.ru, торги проводятся на тех же ЭТП, что и госзакупки. При этом система еще «сырая» и недоработанная, порой трудно найти нужные торги, отмечает Графеев.

С каждым годом работать становится сложнее в силу того, что на ИТ-рынке появляется все больше игроков и они демпингуют, отмечает Дмитрий Ситников, руководитель направления региональных решений компании «Прогноз» (Пермь). Иногда при этом, как выясняется на этапе реализации проекта, они ­даже не понимают сути предстоящей работы. Особенно это проявляется в конкурсах, связанных с развитием уже готовых систем, которые создавались, внедрялись и годами отлаживались конкретными подрядчиками. Если конкурс на развитие такой системы выигрывает какой-то новый исполнитель, то это обычно приводит либо к последующей полной замене всей системы (опять-таки за государственные средства), либо просто к «завалу» проекта, отмечает Ситников.

В области системной интеграции 94-ФЗ де-факто перестал работать, уверен Валентин Фосс, начальник отдела маркетинга фирмы «Утилекс» (Новосибирск). Его основополагающая цель достигается лишь при закупках конкретного программного и аппаратного обеспечения. В более сложных проектах он становится скорее некой преградой, обход которой несложен и хорошо освоен и заказчиками, и поставщиками, считает Фосс. В итоге решение этих формальных «конкурсных» задач ложится на плечи налогоплательщиков увели­чением стоимости контрактов, при этом составляющая аффилированности остается, полагает он. Фосс считает такое положение дел все же меньшим из двух зол. По его мнению, лучше уж переплатить за исполнение контракта квалифицированному интегратору, чем поручить проект фирме-однодневке, победившей в конкурсе за счет демпинга. Введение федеральной контрактной системы вряд ли кардинально исправит ситуацию, но хотя бы попробует ре­гулировать ее в рамках закона, предполагает он.

На рассмотрении в правительстве находится законопроект «О федеральной контрактной системе в сфере закупок ­товаров, работ и услуг». Предполагается, что с его принятием правила госзакупок значительно изменятся. В проекте закона впервые одним из принципов федеральной контрактной системы назван профессионализм подрядчика. Когда и в каком виде он будет принят, каким образом будет работать, неизвестно, участники рынка могут только надеяться, что произойдут перемены к лучшему, поясняет Лариса Кузнецова, директор по работе с госсектором компании ФОРС.

Инна Ашенбреннер, генеральный директор «КОРУС Консалтинг ИТ», полагает, что в 94-ФЗ существует несколько пробелов, ликвидировать которые необ­ходимо в самое ближайшее время. Во-первых, Федеральный закон № 94-ФЗ не предусматривает механизмов защиты участников торгов от «минусовых» аукционов. Нередко торг ведется до уровня, когда исполнители платят государству за выполненные ими же, исполнителями, работы. Необходимо разработать защитные механизмы определения минимального порога падения по цене участниками торгов, считает Ашенбреннер. Второй существенный недостаток — нет проработанной схемы оценки качественных критериев участников торгов и выполняемых ими работ. Из-за этого исход торгов определяется только ценой и, как следствие, страдает качество. Если в аукционной документации не прописаны нужные технические требования (а они часто не прописываются, поскольку заказчики не обладают для этого необходимой квалификацией), качество внедряемых систем оставляет желать лучшего, считает она.

Пока рынок реагирует на изменения условий, предлагаемые государством, быстрее, чем государство — на требования рынка, полагает Ашенбреннер: «Хочется надеяться, что в ближайшее время ситуация изменится, го­сударство прислушается к бизнесу и мы станем свидетелями значительных позитивных изменений. По крайней мере, предпосылки для этого есть: первый шаг в виде 94-ФЗ сделан, у рынка есть четкое понимание, что надо менять. Теперь важно — услышать друг друга». В 2012 г. спрос со стороны госсектора в ряде областей вырос. В основном речь идет об инфраструктурных проектах и контрактах, связанных с модернизацией.

На что есть спрос?

Пока готовится модернизация закона, ИТ-компании продолжают работать, и даже небезуспешно. Спрос формируется на уровне субъекта федерации, поясняет Владимир Шибанов. В регионах появились деньги, что обусловило рост региональных продаж. «Аквариус» отслеживает только «свой» сектор: ПК, серверы, ноутбуки и моноблоки, решения для образования и здравоохранения, информационная безопасность. На все это спрос значительно увеличился, особенно значительно на ноутбуки и моноблоки, счи­тает Шибанов. Хотя в случае с моноблоками нет уверенности, что возросший на них спрос можно рассматривать как показательный, ведь всего год-два назад их практически не было на рынке.

Сохраняется тенденция перехода от персональных устройств к сетевым и от принтеров к МФУ, считает Сергей Новгородцев, ­директор филиала ООО «Ксерокс СНГ» в Новосибирске. Например, государственные заказчики из сферы образования все чаще делают выбор в пользу цветного оборудования. Рациональное расходование бюджетных средств является одним из приоритетов для заказчиков из госсектора, полагает Новгородцев, поэтому помимо цены аппарата учитывается и последующая стоимость владения, ­которая включает сервисное обслуживание и затраты на расходные материалы. В сегменте программных решений в «Ксерокс» наблюдают возрастающий интерес к софтверным продуктам для контроля и учета печати, копирования, сканирования. Новгородцев говорит о росте спроса на внедрение отраслевых решений для работы с документоемкими процессами, в том числе на «Ксерокс: Архив», «Ксерокс: система потокового ввода документов» и «Ксерокс: электронные архивные фонды».

Основная задача, которую в этом году должны были решить на региональном и отчасти муниципальном уровне в Свердловской области, — это полноценный ввод в работу элект­ронных услуг для населения, ­отмечает Илья Крупин. Как и на всем рынке, полагает он, все больше решений переводится в формат «облаков», в веб-сервисы, повсеместно лавино­образно растет объем данных, повышаются требования к аналитическим системам, системам мониторинга и сбора показате­лей и т. д.

В 2012 г. спрос со стороны государственного сектора вырос, и довольно ощутимо, считает Ренат Закиров. В основном речь идет об инфраструктурных проектах и контрактах, связанных с модернизацией ИТ-оборудования, так как состояние программно-аппаратных комплексов многих государственных заказчиков Нижегородской области плачевное. В рамках модернизации инфраструктуры компания «Волга Системз» выполнила большое число проектов по обновлению телекоммуникационных сетей и внедрению современных средств связи. Интересный пример сотрудничества этой фирмы с госсектором — организация для Федеральной инспекции по рынку ценных бумаг системы видео- и аудиофиксации данных в рамках инициатив по борьбе с коррупцией. В целом же, считает Закиров, идет планомерная замена того, что было поставлено в 90-х годах, плюс расширение имеющихся телекоммуникационных каналов под современные нужды и задачи.

Расставляют приоритеты и формируют спрос государственные программы информатизации края, отмечает Петр Бауер. Их реализация предусматривает не просто поставку обычного компьютерного оборудования, а выполнение комплексных работ, построение сложных инфраструктурных решений. Такими проектами, реализованными компанией «ЛАНИТ ДВ» в прошедшем году, в частности, стали дистанционное обучение детей-инва­лидов с оборудованием единого ресурсного центра и предоставлением определенных электронных сервисов, проекты дистанционного обучения в малокомплектных школах.

Владимир Графеев тоже полагает, что госсектор формирует спрос в первую очередь на инфраструктурные решения, информатизация идет практически «с нуля». Это касается почти всех госсегментов: здравоохранения, образования, государственного управления. В прошедшем году в Алтайском крае завершился ИТ-проект в рамках Программы модернизации здравоохранения на 2011–2012 гг., рассказывает Графеев. Построена информационно-коммуникационная система, объединяющая более 5,5 тыс. рабочих мест в 142-х учреждениях здравоохранения. Исполнителем выступил Алтайский филиал ОАО «Ростелеком», а НТЦ «Галэкс» стал субисполнителем. Завершился ряд очень крупных проектов в госуправлении, выполнены большие поставки оборудования в сферу образования. Графеев считает, что ближайшие год-два все еще будут периодом инфраструктурных решений и активной информатизации госсектора. В последующем спрос сместится в сторону услуг по поддержке инфраструктуры, сервиса и аутсорсинга.

Значительную часть собственных ИТ-бюджетов региональные госзаказчики вынуждены тратить на поддержку работоспособности уже имеющихся активов. Соответственно реализация новых проектов возможна под влиянием внешних обстоятельств и при соответствующей поддержке — будь то электронный документооборот в рамках СМЭВ или комплексы мероприятий, реализуемые отобранными национальными исследовательскими университе­тами, замечает Валентин Фосс. В ушедшем году на первое место «по популярности» он ставит решения по СЭД, порталам и коллективной работе. В наступившем году он ожидает всплеска проектов в области инфраструктуры и передачи данных. В противном случае все инвестиции в создание решений на местах будут потеряны, так как существующие мощности практически себя исчерпали, подчеркивает он. Видимо, эта проблема характерна для всех регионов страны. По мнению Николая Новикова, коммерческого директора Группы компаний ИВС (Пермь), прошлый год для большинства ведомств проходил под флагом «Электронного правительства». Госзаказчики адаптировали и расширяли свою ИТ-инфраструктуру в соответствии с требованиями закона. В связи с этим большим спросом пользовались услуги высококвалифицированных инженеров и решения на базе новейшего оборудования и ПО. Значительную часть собственных ИТ-бюджетов региональные госзаказчики вынуждены тратить на поддержку работоспособности уже имеющихся активов.

В деятельности госзаказчиков — исполнительных органов власти, особенно тех, которые имеют свои филиалы в муни­ципалитетах края, просматривается тенденция к децентрализации закупок, все больше денег «отдается на места», отмечает Новиков. Такие процессы идут в образовании, в медицине. ­Децентрализация, считает он, скажется на качестве закупок: снизится цена закупаемого оборудования и услуг (за счет выбора менее функциональных и менее надежных моделей и/или решений), но при этом увеличится их количество и объем. На первый план сегодня выходят комплексные поставки, запросы усложняются, считает Константин Рассказов. Большая часть товара запрашивается с настройкой-установкой-обучением, больше стало крупных серверных проектов, заказчики больше внимания уделяют вопросам правильного лицензирования. Упал спрос на мультимедиа-оборудование, что вызвано сокращением финансирования образования. Во многом векторность спроса зависит от государственных областных программ, на реализацию которых в текущем году выделено больше средств, замечает Рассказов. Например, в прошлом году завершилась программа по модернизации здравоохранения, в связи с этим отмечен большой объем продаж принтеров средней скорости, персональных компьютеров и тонких клиентов.

Наибольший спрос на ИТ-решения со стороны территориальных органов власти (и в регионах, и в муниципалитетах) постоянно растет в тех сферах, где имеется вся необходимая нормативная и методологическая база и автоматизируемые процессы четко формализованы, ­полагает Дмитрий Ситников. Например, отмечает он, практически сразу после появления федеральных указов № 825 («Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации») и № 607 («Об оценке эффективности ­деятельности органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов») автоматизация оценки эффективности деятельности региональных администраций и органов местного самоуправления затронула все регионы и муниципалитеты страны.

Также, считает Ситников, на местах все возрастающим спросом пользуются информационно-аналитические системы, поддерживающие программно-целевое управление. «Прогноз» разработал системы с подобным функционалом для Пермского края, Томской, Ярославской, Липец­кой и других областей РФ. Они напрямую увязывают приоритетные направления развития региона с бюджетным процессом, что позволяет учитывать ресурсы, направляемые на достижение конкретных результатов. Все чаще в регионах перед разработчиками ставятся задачи отраслевого уровня, отмечает Ситников: управление имуществом, агропромышленным и топливно-энергетическим комплексами, природными и кадровыми ресурсами территорий.

Несколько особняком стоит вопрос о популярности типовых решений для местных органов власти и управления, для медицины и образования. Отношение к ним и соответственно к перспективам их разработки ИТ-компаниями неоднозначное. С одной стороны, крайне маловероятно наличие у органов власти «уникальных бизнес-процессов», в которых были бы заключены ценные ноу-хау. С другой — ­государственных стандартов и требований во множестве ­отраслей, в том числе здравоохранении, образовании, как не было, так и нет, хотя разговоры об этом идут минимум лет десять.

Несмотря на некоторые изменения, проблемы стандартизации отчетности медицинских учреждений и регионов сохраняются, отмечает Инна Ашен­бреннер и приводит пример: две районные поликлиники, находящиеся друг от друга через дорогу, имеют разную отчетность. При этом руководство обеих ­поликлиник настойчиво отстаивает вариант, принятый у них. Что же говорить о единых формах отчетности и процессов деятельности в разных регионах?

Ситников считает: в том, что касается ИТ-решений, у регионов и муниципалитетов пока ­сохраняется прежняя структура предпочтений — к типовым решениям все еще относятся весьма осторожно, а решения, адаптированные под уникальные территориальные условия, ­пользуются большим спросом. Но, учитывая тот факт, что унифицированные федеральные решения в большинстве своем распространяются на бесплатной основе, а территориям приходится платить только за их внедрение и адаптацию, несомненно, можно говорить о перспективности разработки типовых систем.

Ключевым фактором, по мнению Ситникова, является разный уровень кадровой и финансовой готовности территорий к автоматизации. Подобное неравенство до сих пор существует даже на уровне субъектов РФ и, естественно, на местном уровне. Причем там эта проблема стоит особенно остро, подчеркивает он. Соответственно более крупные и развитые муниципальные образования, которые обладают и квалифицированными кадрами, компетентными в вопросах автоматизации управления, и необходимыми бюджетными средствами, создают свои решения, стремясь оперативно выполнить поставленные сверху задачи. Учитывая тот факт, что на местный уровень в свое время передали широкие функции и полномочия, но не подготовили соответствующие методологические и нормативные документы по их реализации, муниципалитеты были вынуждены сами решать разного рода задачи. Отсюда и самобытность, и разрозненность решений на местном уровне, делает вывод Ситников.

Причем теперь появление типовых решений для муниципалитетов вызывает не меньше вопросов, чем отсутствие таких решений ранее. Ведь те, кто уже разработал и внедрил у себя собственное решение, привел процедуры управления в соответствие со своей же разработанной системой, не понимают, зачем им что-то менять и вновь тратить бюджетные деньги?

Лариса Кузнецова (ФОРС), называет как минимум два действующих типовых решения для создания регионального сегмента электронного правительства: «Ростелекома» и ФОРС. В Петрозаводской и Архангельской областях уже внедрены и действуют системы предоставления государственных и муниципальных услуг на базе решения ФОРС. Типовыми они являются как по функциональности, так и по компонентному составу (архитектуре), считает Кузнецова, и замечает, что любое типовое решение все равно всегда дорабатывается под конкретные требования заказчика.

Задача интеграции региональных систем, которые разрабатываются на местах самостоятельно, с единой системой межведомственного информационного взаимодействия стоит по-прежнему остро, подчеркивает Кузнецова. Законодательно этот ­порядок все еще не до конца определен, хотя за 2012 г. положительные сдвиги произошли. Утвержденные процедуры по объединению региональных сегментов электронного правительства должны быть понятными, четко выстроенными и прозрачными для всех заинтересованных сторон. Проблема здесь не только в стандартизации, но и в контроле со стороны регулятора за соблюдением правил и норм, подчеркивает она: «На наш взгляд, контроль сейчас недостаточен. В результате веб-сервисы, разработанные поставщиками и потребителями информации, не всегда обеспечивают должный уровень взаимодействия, усложняют работу и тормозят переход к электронному правительству на уровне всей страны».

Положительную динамику в стандартизации отмечает и Инна Ашенбреннер: в сфере информатизации здравоохранения появляется общая терминология, адаптируемые или создаваемые ГОСТы, принципы информационного обмена, закрепляемые на законодательном уровне (приказ ФФОМС № 79). Однако работы по разработке стандартов должны проходить более планомерно, считает она. Стандарты необходимо выпускать в определенной последовательности, в соответствии с определенным, заранее согласованным, планом. Пока они появляются «точечно», например, чтобы закрыть наиболее проблемные вопросы. Целенаправленно заниматься разработкой стандартов в сфере здравоохранения должна отдельная организация, считает Ашенбреннер и предлагает в этом качестве Центральный НИИ организации и информатизации здравоохранения Министерства здравоохранения РФ. Отдельный ­департамент института мог бы ­заниматься разработкой медицинских стандартов, сотрудничал бы по этим вопросам с различными международными институтами и ассоциациями, считает она.

Уже есть примеры цивилизованного формирования и использования стандартов в медицине, но их пока немного, полагает Ашенбреннер и приводит в пример российский филиал ассоциации Health Level Seven, Inc. Основанная в 1987 г. в США, Health Level Seven является ведущим мировым разработчиком стандартов в области взаимодействия медицинских информационных систем. Так или иначе, все проделанные шаги по стандартизации применения ИТ в госсекторе — только начало пути. Что это означает для ИТ-компаний? В ближайшие годы ИТ-компании совместно с клиентами и партнерами будут адаптировать, дорабатывать свои решения, делать их более гибкими, уверена Ашенбреннер.

Часть региональных ИТ-компаний не сотрудничает с госзаказчиками вообще, считая это невыгодным со всех точек зрения.

Перспективы работы с госзаказчиками

Часть региональных ИТ-компаний не сотрудничает с госзаказчиками вообще, считая это невыгодным со всех точек зрения. «Мы не работаем с госзакупками, — говорит Виктор Ромашов, директор фирмы „Цифровые решения“ (Ижевск). — Хороший товар не поставишь, все равно кто-то выставит свои „аналоги“ дешевле. Нет хороших связей — не пробьешься. Кроме того, я не люблю откаты. Ведь госзакупки это большой бизнес, а бизнес и порядочность несовместимы». Так категоричен не только он один. В Приморском крае картина такая, рассказывает Петр Бауер. Большая часть компаний принимает участие в конкурсах на простые поставки оборудования, выполнение несложных ­работ либо услуг. Количество участников таких торгов может колебаться от 5 до 15. Там же, где требуется выполнить сложные проекты, предполагающие сопутствующие работы, не связанные с ИТ-направлением, наличие сертифицированных специалистов, лицензий на определенные виды деятельности, привлечение дополнительных ресурсов, количество участни­ков ограничивается зачастую двумя-тремя претендентами. Нежелание участвовать в госторгах вызвано также опасениями срыва сроков выполнения работ со стороны исполнителя, несоблюдения технологий, боязнью ошибиться в расчетах бюджета проекта, сложностью его реализации, считает Бауер. И как результат — пени, разрыв контракта по инициативе заказчика, внесение в список недобросовестных поставщиков.

Также накладывает свой ­отпечаток нежелание коммерческих компаний отвлекать оборотные средства, подчеркивает он, терять время, ресурсы на проработку и участие в за­ведомо проигрышном тендере, когда гораздо спокойнее работать в коммерческом секторе, где ограничений на порядок меньше и отношения между ­заказчиком и исполнителем не контролируются государственными надзорными органами. У самой «ЛАНИТ ДВ» есть эксклюзивные решения, включая дистанционное обучение в малокомплектных школах, мобиль­ные электронные классы. В бюджете фирмы госсектор занимает около 30%. Петр Бауер говорит о намерении увеличивать эту долю в наступившем году и одновременно опасается, что грядущие изменения в законодательстве по госзакупкам негативно скажутся на количестве состоявшихся государственных проектов.

Для «АйТек» доля госзаказчиков в обороте колеблется от 30 до 50% в зависимости от сезона. Константин Рассказов намерен увеличить оборот, сохранив долю не менее 40%. Ренат Закиров говорит, что его фирме госсектор «интересен ввиду растущего финансирования из федеральных и региональных бюджетов. При этом в первую очередь фирма концентрируется на проектах в области телекоммуникаций, видеонаблюдения, охранной и пожарной сигнализаций».

Бюджеты муниципалитетов крайне ограниченны и не позволяют им вести самостоятельную политику в области информатизации, отмечает Лариса Кузнецова. Поэтому для решения многих задач (автоматизация кадрового учета, бухгалтерии, делопроизводства) они приобретают либо «коробочные» программные продукты, либо типовые, разработанные и развернутые на уровне субъектов федерации или федеральных министерств. Последние в первую очередь используются для решения социально значимых задач — таких, как автоматизация медицинских и об­разовательных учреждений, ­финансируемых из федеральных и региональных бюджетов. Но остается еще значительный пласт функций муниципальных образований, для автоматизации которых нельзя позаимствовать решения, созданные для коммерческих организаций, — это управление жилищно-коммунальным хозяйством, транспортом, строительством и недвижимостью.

Для «Утилекс» государственный сектор по ряду причин никогда не был ключевым заказчиком, подчеркивает Валентин Фосс. Возможно, он станет таковым в будущем, так как при разработке собственных продуктов фирма рассматривает его как один из целевых сегментов. «Интерес к нашим разработкам со стороны госзаказчиков, подтверждаемый уже реализованными проектами, показывает: мы не ошибались, — говорит Фосс и добавляет: — Правда, мы отказались от прямых контактов с конечными заказчиками и работаем только через партнеров, так что формально доля выручки от государственных учреждений у нас будет равна нулю». Одно из таких решений — малогабаритный ЦОД. Валентин Фосс рассказывает: «Реализация новых проектов на местах невозможна без поддержки сверху. Но даже в этом случае региональный госзаказчик окажется перед выбором — плыть по течению и ждать спущенных сверху „рекомендаций“ или решать задачи самостоятельно, пытаясь найти оптимальное для себя решение с учетом поставленных целей и имеющихся бюджетов. В Республике Саха (Якутия) нам посчастливилось найти именно ­такого заказчика, выбравшего не стандартное решение и продукты мировых брендов, а более дешевый (в построении и эксплуатации) малогабаритный ЦОД российской разработки, важным преимуществом кото­рого является возможность работы в экстремальных погодных условиях, характерных для этого региона. Успех данного проекта подтверждается планами руководства тиражировать его и на другие районные центры республики».

Развивает собственные решения и «НПО „Сапфир“». Рассказывает Илья Крупин: «У нас ­доля оборота, связанная с проектами по госзаказу, год от года растет. Это обусловлено тем, что наши собственные, разработанные нами программные решения успешно работают у госзаказчиков, и это генерирует повышение интереса и спроса в соседних регионах и муниципалитетах. Выделяемые на ИТ средства в госсекторе растут с каждым годом, а значит, есть возможность реализовывать новые ­проекты и развивать уже за­рекомендовавшее себя решение в соответствии с законодательством. Для продвижения на коммерческом рынке нужно не меньше ресурсов, да и сложно заниматься и тем и другим одновременно, нужно серьезно вкладывать деньги в рекламу на новом направлении. Я не вижу причин изменения тенденции в наступившем году, а если случится очередной кризис, то объемы финансирования ИТ снизятся и у коммерческих организаций, и в госсекторе, легко не будет никому».

Все публикации