ГлавнаяПресс-ЦентрПубликации

Успех под копирку

Скачать статью в pdf

БОЛЕЕ СТА ЛЕТ НАЗАД, В 1906 ГОДУ, В США РОДИЛИСЬ ИЗОБРЕТАТЕЛЬ ЭЛЕКТРОФОТОКОПИРОВАНИЯ ЧЕСТЕР КАРЛСОН И КОМПАНИЯ, ОБЯЗАННАЯ ЕМУ СВОИМ ИМЕНЕМ И СВОИМ УСПЕХОМ. СКОЛЬКО С ТЕХ ПОР ВЫШЛО БУМАЖНЫХ К О П И Й ИЗ АППАРАТОВ КОМПАНИИ XEROX, НИКТО НЕ СЧИТАЛ — ВО ВСЯКОМ СЛУЧАЕ, СЛОВО «КСЕРОКОПИЯ» (ИЛИ ПРОСТО «КСЕРОКС») ПРЕВРАТИЛОСЬ В ИМЯ НАРИЦАТЕЛЬНОЕ, И ЭТОТ НЕОЛОГИЗМ ВОШЕЛ В ТОЛКОВЫЕ СЛОВАРИ, ВКЛЮЧАЯ ОКСФОРДСКИЙ СЛОВАРЬ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА. В ПРОШЛОМ ГОДУ ИЗОБРЕТЕНИЮ КСЕРОГРАФИИ ИСПОЛНИЛОСЬ 70 ЛЕТ, А В ЭТОМ ГОДУ ИСПОЛНЯЕТСЯ 35 ЛЕТ ПРИСУТСТВИЮ КОМПАНИИ XEROX В РОССИИ .

КАРЛСОН , КОТОРЫЙ ХИМИЧИЛ НА КУХНЕ

За давностью лет как-то забылось, что это странно звучащее (на всех языках, кроме греческого) название придумали в благотворительной организации Battelle Memorial Institute (BMI). Через три года его вместе с патентом Карлсона выкупила компания, лишь спустя 14 лет сменившая название на Xerox. Пионер массового выпуска копировальной техники — компания Xerox Corporation — ныне позиционирует себя как поставщика продуктов, услуг и решений, которые помогают организациям применять лучшие стратегии для работы и управления процес¬ сом производства документов. В октябре прошлого года штаб-квартира транснационального гиганта перебралась из Стамфорда в Норуолк, расположенный в том же штате Коннектикут. Хотя большинство персонала по-прежнему трудится на предприятиях в соседнем штате Нью-Йорк—в городе Рочестере, где, собственно, век назад и взошла звезда Xerox. Только тогда, в 1906 году, новоиспеченная компания называлась The Haloid и занималась производством и продажей фотобумаги и оборудования для ранних энтузиастов фотографии. Никто из сотрудников The Haloid Company, разумеется, понятия не имел, что за два месяца до основания компании на другом конце страны, в Сиэтле, появился на свет тот, кто впоследствии изобретет процесс электро-фотокопирования. Путь Честера Карлсона к славе, признанию и богатству был, как и положено, тернистым. Отец его умер, когда Честеру исполнилось 17 лет, а мать — девятью годами позже. К тому времени дипломированный физик, окончивший Калифорнийский технологический институт, успел поработать инженером, а затем и патентоведом в компании Bell Telephone Laboratories. Во время работы с патентами Карлсону приходилось делать многочисленные копии документов. Тексты он перепечатывал на машинке, а схемы и чертежи рисовал от руки. Конечно, можно было делать фотокопии, но тогда это стоило денег, и немалых. Решив максимально упростить, ускорить и удешевить процесс копирования, молодой изобретатель начал эксперименты по созданию термической бумаги и специальных фотопроводных порошков, которые позже назовут тонерами. Суть процесса со¬ стояла в том, что при нагревании тонеры «сплавляются» и прилипают к тени, отбрасываемой на лист бумаги участками копируемого оригинала. Первые опыты Карлсон проводил на домашней кухне с порошком серы, заработав на этом артрит и гнев соседей, которых «достали» дым и специфические запахи из квартиры химика-любителя. Пришлось подыскивать себе новое место для «дурно пахнувших» экспериментов. Таковое вскоре отыскалось — там же, в нью-йоркском Куинсе, в районе, называвшемся Астория. Именно там 22 октября 1938 года в переоборудованном под химическую лабораторию чулане Честер Карлсон получил первую в мире копию, выполненную не чернилами, не карандашом, не типографской краской, тушью, углем или мелом — даже не фотопроявителем! На сей раз их роль сыграл специальный электрически заряженный порошок.

В ГРЕЦИИ ВСЕ ЕСТЬ — ДАЖЕ КСЕРОКС

Сам процесс изобретатель назвал электрофотографией, а первой в истории «ксерокопией» (хотя такого слова еще не придумали) стали дата и место изобретения этой технологии — «10.22.38 ASTORIA». Изобретение Карлсона самому ему принесло миллионы, раскрутившей новинку компании — миллиарды, а всему человечеству — революционные изменения в авторском праве, повседневной жизни и делопроизводстве. Однако поначалу изобретателя нового чуда техники, как это часто бывало, ждала череда разочарований.

Развитие фирменных ≪ксероксов≫, принтеров И сканеров, соединенных с компьютерами, позволило Xerox создать интегрированную цепочку товаров и услуг — document service

Сначала Карлсону никак не удавалось запатентовать свое изобретение — и это при его-то профессиональном опыте патентоведа! А получив наконец в октябре 1942 года заветный патент, Карлсон еще битых два года безуспешно пытался заинтересовать своим изобретением потенциальных инвесторов. Лишь в 1944 году финансировать дальнейшие эксперименты согласилось подразделение благотворительной организации Battelle Memorial Institute. Именно ее специалисты с подачи знакомых преподавателей древних языков из Университета штата Огайо придумали термин ≪ксерография≫ (по-гречески и буквально ≪сухописание≫). Тогда же было запатентовано название ХегоX (первоначально оно писалось именно так). Спустя три года Battelle прозванным Model А. Но настоящего прорыва компании The Haloid и Карлсону пришлось ждать еще десять лет, когда на рынок была выпущена модель Xerox 914 — это было первое автоматическое копировальное устройство, печатавшее на обычной бумаге. Успех превзошел все ожидания — вся партия была распродана менее чем за полгода. А к концу 1961 года, когда компания уже называлась Xerox, прибыль от продажи 914-й модели достигла почти $60 млн. Еще спустя четыре года прибыль Xerox превысила $500 млн. Самому изобретателю «ксероксов», умершему в 1968 году, его патенты принесли около $150 млн. Две трети этой суммы Честер Карлсон еще при жизни потратил на благотворительность. дала лицензию на патенты Карлсона упомянутой Haloid. Потребовались еще годы и серьезные инвестиции для того, чтобы поставить дело на коммерческую основу. Остальное, как говорится, история.

КОНЕЦ МОНОПОЛИИ

В октябре 1948 года, ровно через десять лет после появления первой ксерокопии в нью-йоркском чулане, компания Haloid впервые публично объявила о начале «эры ксерокопий» и о первых квартальных дивидендах своим акционерам. Первая демонстрационная модель особенного восторга не вызвала, хотя авторитетная The New York Times назвала аппарат «новой технологической революцией», отмечая, что «даже необученный человек может делать отпечатки с абсолютной легкостью». В следующем году публике был представлен первый серийный копировальный аппарат, без затей на 1960-е годы стали для Xerox периодом бурного роста. Компания провела серию слияний и поглощений как в США, так и за рубежом. Были созданы многочисленные совместные предприятия — в частности, с американской Rank Organisation и японской Fuji Photo Film Company. Среди новинок того десятилетия можно отметить первый настольный копировальный аппарат, печатавший на обычной бумаге (модель Xerox 813), первый факс (Long Distance Xerography) и чуть позже — в 1973-м — первый цветной «ксерокс». В 1969 году сотрудник компании Гэри Старкуэзер изобрел лазерный принтер (модифицировав одно из фирменных копировальных устройств), и спустя четыре года компания запустила свою первую серийную модель Xerox 9700. Впоследствии производство лазерных принтеров принесло Xerox миллиарды долларов. В 1970 году в пригороде Сан-Франциско Пало- Альто был открыт исследовательский центр компании, получивший сокращенное название PARC (Palo Alto Research Center). Главными революционными новинками, вышедшими из недр этого «парка», следует признать графический интерфейс и всем известную ныне компьютерную мышь, передвигавшуюся по столу с помощью шарика в нижней части корпуса. К тому времени уже существовала мышь, созданная в 1963 году Биллом Инглишом по проекту сотрудника Стэнфордского университета Дугласа Энгельбарта, но она передвигалась на колесиках. Перейдя на работу в Xerox PARC, Инглиш в 1972 году усовершенствовал идею, заменив колеса более ма¬ невренным универсальным шариком. Годом позже специалисты Xerox PARC создали аппарат, который многие считают первым персональным компьютером. Действительно, модель Xerox Alto имела все признаки нынешней «персоналки»—катодно-лучевой дисплей, мышку и общепринятую ныне раскладку клавиатуры QWERTY, не говоря уже об оригинальном, передовом на то время текстовом редакторе. Эти идеи были воплощены в первой серий¬ ной рабочей станции Xerox Star 8010, выпущенной в 1981 году, но из-за своей дороговизны ($16 тыс.) она так и не стала коммерчески привлекательной. В середине семидесятых Xerox лишилась монополии на рынке копировальной техники. Под давлением федерального антимонопольного ведомства пришлось впустить на свою «делянку» конкурентов — IBM, Hewlett-Packard и японские Ricoh и Canon. Впрочем, и саму IBM — вместе с другими гигантами (AT&T, DuPont и Eastman Kodak) — вскоре тоже основательно «прижали» Федеральная антимонопольная комиссия и Министерство юстиции США. Как бы то ни было, в результате подписанных соглашений с конкурента¬ ми доля Xerox на данном сегменте рынка снизилась с почти 100% до 14%.

ГЕНЕРАЛЬНАЯ УБОРКА

В последние два десятилетия прошлого века творческая мысль специалистов Xerox била ключом. В частности, компания освоила новую для себя сферу финансовых услуг, результатом чего стало создание в 1984 году дочерней компании Xerox Financial Services Incorporated. Правда, в конце 1990-х это направление было фактически закрыто. А развитие фирменных «ксероксов» (двухмиллионный аппарат был выпущен в 1988-м) и лазерных принтеров (позже к ним прибавились сканеры), соединенных с персональными компьютерами, позволило Xerox создать своего рода интегрированную цепочку товаров и услуг — document service. По- прежнему оставаясь лидером в новой отрасли, получившей название imaging, компания теперь снабжает своих покупателей не только всем спектром офисной и полиграфической техники, но и полным же спектром связанных с ними сервисов и бизнес- решений. В 2008 году, впервые за 40 лет, изменился и логотип компании. На смену привычной и узнаваемой всеми прописной букве «X» появилась красная сфера с пересекающимися светло-серыми полосками. Символ, в общем, понятен — глобальное присутствие компании на рынке продуктов, услуг и решений для документооборота. И все же в конце прошлого века компания с почти четверть вековой традицией лидерства оказалась на грани банкротства. Стоимость акций за полгода упала с $64 до $4,46, а долг достиг астрономических $17 млрд. В то время не одна Xerox погрузилась в пучину кризиса — лихорадило весь IT-рынок, неотъемлемой частью которого стали периферийные устройства, на которых специализировалась Xerox. Вывел компанию из кризиса новый харизматичный руководитель - Энн Малкахи. По профессии журналист, она успела сделать карьеру в Xerox — сначала работала в отделе продаж, затем стала вице- президентом по развитию персонала, главой отдела по работе с региональными клиентами и, наконец, руководителем аппарата корпорации. В мае 2000 года Малкахи была назначена на пост СЕО и за первые же две недели успела объехать и облететь разбросанные по всему миру подразделения транснационального гиганта, в общей сложности преодолев более 150 тысяч километров! Оценив «обстановку на местах», новая руководительница Xerox определила три стратегических направления реструктуризации. Во-первых, нужно было улучшать финансовые показатели — продать непрофильные активы и заключить новые соглашения с кредиторами. Второй задачей стало изменение бизнес-модели за счет сокращения издержек и административных расходов, повышение производительности труда и переход на аутсорсинг в тех областях, где компания явно уступала конкурентам. И, наконец, третье направление корпоративной реформы — развитие профильных операций и новые технологические разработки (прежде всего — многофункциональные офисные устройства). Причем если на втором направлении «железная леди-босс» без всяких сантиментов за пять лет уволила 24 тыс. сотрудников (почти четверть «списочного состава»), то все исследовательские центры во главе с Xerox PARC, обходившиеся корпорации в миллиарды долларов ежегодно, реорганизация обошла стороной.

ОПЕЧАТАННЫЕ «КСЕРОКСЫ»

Результаты не заставили себя ждать. Уже к концу первого года «правления» Малкахи руководимая ею компания снова вышла на прибыль. А забота о собственных исследовательских центрах обернулась более чем полутысячей патентов, полученных сотрудниками Xerox в одном только 2007 году. Пятью годами раньше, кстати, корпорация отметила получение 15-тысячного патента! Одним из самых прорывных технических решений последних лет стал патент на «твердочернильные технологии», в которых отсутствует непосредственный контакт печатающей головки с бумагой. А очередным революционным продуктом — семейство цифровых печатных машин iGen. Первая машина новейшей серии iGen4 была установлена в апреле этого года в нашей стране — в одной из типографий Санкт-Петербурга. Кстати, о России. Первые «ксероксы» появились в нашей стране еще в советские времена — представительство компании открылось в СССР в 1974 году. И получили эти аппараты у нас невиданную для той поры рекламу в основном стараниями «руководства партии и правительства». Дело в том, что власти остро нуждались в современной копировальной технике, но в то же время наглухо перекрыли доступ к ней простых граждан, приравняв «ксероксы» к идеологическому оружию. Что, разумеется, только больше разжигало жгучий интерес к очередному запретному плоду со стороны «лишенных доступа». Поэтому, когда на закате советской эпохи, в 1989 году, появился первый «открытый» копировальный центр (в рамках совместного предприятия Xerox с одним из подразделений тогда еще существовавшей государственной издательской индустрии), целое поколение советских людей уже было наслышано о «ксероксах». Порой даже не подозревая о том, что это — имя собственное.

Все публикации